Писаренко А.А., налоговый адвокат, МБА. Юридическое бюро Писаренко.

В статье изложены меры для отмены налогового уведомления-решения, мотивированного неподтверждением реальности хозяйственных операций и отношениями с фиктивным предприятием, предпринятые в судебном деле клиента ЮБП.

Выводы налоговой инспекции о не подтверждении реальности хозяйственных операций из-за отношений с фиктивным предприятием в актах проверок встречаются часто.

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА НАЛОГОВОГО СПОРА В ДЕЛЕ КЛИЕНТА.

В течение двух месяцев клиентом приобретено у оптового поставщика бытовой техники на общую сумму более 24 000 000 грн., в т.ч. НДС больше 4 000 000 грн.

Но по заключению ГНИ, в которой на учете находится поставщик, у последнего отсутствует подтверждение реальности хозяйственных операций, поскольку:
— отсутствуют основные фонды, склады, транспорт для хозяйственной деятельности;
— отсутствует технический персонал на основном месте работы;
— отсутствуют надлежаще оформленные товарно-транспортные накладные;
— поставщик имеет признаки фиктивного предприятия.

Поэтому налоговая инспекция, проведя документальную проверку клиента, уменьшила налоговый кредит по НДС, сформированный по налоговым накладным «фиктивного» предприятия на более 4 млн.грн., и насчитала штрафные санкции на более 0,7 млн.грн.

Борьба с ГНИ занимает длительное время и накладные расходы высоки. Но результат того стоит, а судебные затраты компенсируются налоговой (в т.ч. гонорар налогового адвоката).

АРГУМЕНТЫ ДЛЯ ПРАВОВОЙ ПОЗИЦИИ В СУДЕ.

1. В материалах дела имеются копии документов о юридической и налоговой регистрации поставщика, названного ГНИ «фиктивным предприятием», и по хозяйственным операциям клиента с ним:

— свидетельство плательщика НДС;
— справка статистики и выписка из ЕГРПОУ;
— договор поставки;
— расходные накладные;
— налоговые накладные;
— товарно-транспортные накладные.

Оплата за товар осуществлена клиентом, что подтверждается банковскими выписками и справкой.
Приобретенный у «фиктивного предприятия» товар в хозяйственной деятельности клиента поставлен оптовыми партиями торговым розничным сетям.
В деле имеются документы, подтверждающие поставки товара и оплату за него сетевыми покупателями: договоры поставки, расходные, налоговые, товарно-транспортные накладные, банковские справки.

Поэтому НДС, уплаченный клиентом поставщику, названном ГНИ «фиктивным предприятием», по выданным им налоговым накладным правомерно включен клиентом в налоговый кредит.

2. Выводы ГНИ об отсутствии подтверждения реальности хозяйственных операций из-за отсутствия у поставщика основных фондов, технического персонала, складов, транспорта для поставок клиенту безосновательны и документально не подтверждены.

Так, в обоснование своих выводов налоговая инспекция ссылается на информацию:

— КП «_____ бюро технической инвентаризации», по которой за «фиктивным предприятием» право собственности на объекты недвижимого имущества не зарегистрировано;
— Отдела Госкомзема в ______ районе, по которой «фиктивное предприятие» не является землепользователем;
— Отделение ГАИ ____ горотдела УМВД, по которой за «фиктивным предприятием» транспортные средства не зарегистрированы.

Но ни один из указанных документов не относится к периоду поставки товаров «фиктивным предприятием» клиенту, поэтому указанные выводы являются безосновательными.

«Фиктивное предприятие» поставило товары клиенту на условиях DDP-Incoterms в марте 2011 года, что подтверждается расходными, налоговыми и товарно-транспортными накладными.
А информация госорганов, на которую ссылается ГНИ, выдана по состоянию на 14 октября 2011 — 24 ноября 2011 г.
Поэтому информация госорганов не может свидетельствовать об отсутствии у поставщика материальных условий для хозяйственной деятельности в марте 2011 года.

3. По ходатайству налогового адвоката определением первой инстанции истребовано налоговую информацию от ОГНИ по «фиктивному предприятию».

Выводы ГНИ о не подтверждении налоговых обязательств по НДС этого поставщика по налоговым накладным, выданным клиенту, противоречат закону и предоставленным ОГНИ документам.

Как следствие является безосновательным и вывод о завышении налогового кредита клиентом на эту сумму.

Так, по НКУ налоговый кредит покупателя подтверждается налоговыми накладными поставщика при поставке товара для хозяйственной деятельности;
НДС по выданным налоговым накладным включается поставщиком в его налоговые обязательства, отображается в его налоговой декларации и учитывается при исчислении его денежного обязательства к уплате в бюджет;
при включении поставщиком НДС по выданным налоговым накладным в налоговую декларацию денежные обязательства этого поставщика по НДС считаются согласованными;
по ст. 54.1. НКУ налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налогового и/или денежного обязательства, которую указывает в налоговой декларации или уточняющем расчете, которые подаются контролирующему органу; Такая сумма денежного обязательства считается согласованной.

При несогласии с самостоятельно согласованным плательщиком денежным обязательствам налоговый орган обязан определить сумму его уменьшения или увеличения, о чем вынести налоговое уведомление-решение.

Такое уведомление-решение, если оставлено в силе после обжалования, является единственным допустимым доказательством налоговых обязательств налогоплательщика.

По ст. 14.1.157., 54.3, 58.1 НКУ (в редакции на время акта проверки) контролирующий орган обязан самостоятельно определить сумму уменьшения (увеличения), в частности, налога на добавленную стоимость, если:
54.3.2. данные проверок результатов деятельности налогоплательщика свидетельствуют о занижении или завышении суммы его налоговых обязательств, заявленных в налоговых декларациях, уточняющих расчетах;
налоговое уведомление-решение содержит основание для такого начисления (уменьшения) налогового обязательства; предельные сроки уплаты денежного обязательства и/или исправления налогоплательщиком показателей налоговой отчетности; предупреждение о последствиях неуплаты денежного обязательства или внесения исправлений в показатели налоговой отчетности в установленный срок.

По п.п. 2.1. «Порядка направления органами государственной налоговой службы налоговых уведомлений-решений налогоплательщикам», утвержденного Приказом Государственной налоговой администрации Украины от 22.12.2010 г. N 985 (действующего на день акта проверки и НУР), орган государственной налоговой службы определяет сумму начисления (уменьшения) денежного обязательства и составляет налоговое уведомление-решение, в частности, если данные проверки результатов деятельности налогоплательщика свидетельствуют о занижении или завышении суммы его налоговых обязательств, заявленных в налоговых декларациях.

ГНИ в акте налоговой проверки указано перечень налоговых накладных, выданных «фиктивным предприятием» клиенту, на сумму НДС 4 053 981,99 грн. в марте 2011 г.
Доказательств невключения «фиктивным предприятием» НДС по этим накладным в собственные налоговые обязательства за март 2011 ГНИ не предоставила.
Напротив, «фиктивным предприятием» включена в налоговые обязательства и задекларирована в марте 2011 года сумма 4 053 981,99 грн. НДС по поставленным клиенту товарам.

Так, ОГНИ, в которой состоит на учете «фиктивное предприятие», на определение суда предоставила копию налоговой декларации по НДС данного предприятия за март 2011 года, поданной в ГНИ.
В гр. 38 приложения 5 к этой налоговой декларации в расшифровке налоговых обязательств в разрезе контрагентов «фиктивным предприятием» указано в составе налоговых обязательств сумму НДС 4 053 981,99 грн. по поставленным клиенту товарам.

Также ГНИ не доказала принятия налогового уведомления-решения об уменьшении налоговых обязательств «фиктивному предприятию» на указанную сумму.

Напротив, в ответе на определение суда ОГНИ, в которой состоит на учете «фиктивное предприятие», отметила, что по данным информационно-телекоммуникационной системы органов ГФС отсутствует информация о принятии налогового уведомления-решения об уменьшении «фиктивному предприятию» налоговых обязательств по НДС за март 2011 г. в сумме 4 053 982 грн. по налоговым накладным, выданным клиенту.

Следовательно, налоговые обязательства «фиктивного предприятия» по налоговым накладным, выданным клиенту, являются подтвержденными, включены им в налоговою декларацию, контролирующими органами не уменьшенны; клиент имеет право на их включение в налоговый кредит.

На основании указанных фактов обжалования налогового уведомления-решения последнее подлежит отмене судом.

4. Ссылка ГНИ на акт внеплановой проверки «фиктивного предприятия» от 05.03.2012 г., составленный ОГНИ, в которой оно находится на налоговом учете, для вывода о не подтверждении налоговых обязательств этого плательщика, является противоправной, исходя из следующего.

Во-первых, акт налоговой проверки не может устанавливать, изменять и отменять налоговые обязательства и не является документом обязательной силы для налогоплательщика или третьих лиц;

Во-вторых, при неподтверждении по данным проверки налоговых обязательств плательщика контролирующий орган обязан принять налоговое уведомление-решение об их уменьшении (увеличении), которое приобретает обязательную силу, если не изменено после обжалования (см. нормативное обоснование выше);
ОГНИ не принималось налогового уведомления-решения об уменьшении или увеличении налоговых обязательств «фиктивному предприятию» по акту проверки от 05.03.2012 г.
На основании указанных фактов обжалования налогового уведомления-решения последнее подлежит отмене судом.

5. Заключение ГНИ о неподтверждении реальности хозяйственных операций между клиентом и «фиктивным предприятием» и, якобы, отсутствие у последнего основных средств и условий для хозяйственной деятельности противоречит закону и опровергается материалами дела.

Так, согласно п. 73.5. НКУ (в редакции на время акта налоговой проверки) с целью документального подтверждения вида, объема и качества хозяйственных операций и расчетов между налогоплательщиками, для подтверждения реальности хозяйственных операций налоговые органы осуществляют сопоставление данных первичных и других документов субъектов хозяйствования. Такая сверка является встречной сверкой.
Согласно Постановлению КМУ от 27.12.2010 г. № 1232 «Об утверждении Порядка проведения органами государственной налоговой службы встречных сверок» (в редакции на время Акта) встречные сверки проводятся у субъектов хозяйствования, относительно осуществления операций с которыми при проверке налогоплательщика возникают сомнения относительно факта осуществления таких операций или если существуют расхождение задекларированных в декларациях по налогу на добавленную стоимость показателей налогового кредита и налоговых обязательств;
С целью проведения встречной сверки орган государственной налоговой службы (инициатор) направляет органу государственной налоговой службы (исполнителю), на учете в котором находится субъект хозяйствования, запрос о проведении встречной сверки для подтверждения полученных от плательщика данных (подтверждение реальности хозяйственных операций);
Орган государственной налоговой службы (исполнитель), который проводит встречную сверку, составляет справку при наличии информации, для получения которой направлен запрос органом ГНС (инициатором), и документального подтверждения реальности хозяйственных операций;
В случае отсутствия запрашиваемой органом государственной налоговой службы (инициатором) информации орган государственной налоговой службы (исполнитель) направляет заверенный печатью запрос о представлении информации и ее документального подтверждения субъекту хозяйствования по его адресу заказным письмом с уведомлением о вручении или лично вручает субъекту хозяйствования или его законному или уполномоченному представителю под расписку;
В случае получения от субъекта хозяйствования информации, определенной в запросе, и документального подтверждения реальности хозяйственных операций (в течение одного месяца со дня, следующего за днем поступления субъекту хозяйствования запроса) орган государственной налоговой службы проводит встречную сверку;
По результатам проведенной встречной сверки составляется справка, которая подписывается субъектом хозяйствования и должностными лицами органа налоговой службы и вручается субъекту хозяйствования или направляется заказным письмом с уведомлением о вручении;
Справка о проведении встречной сверки и подтверждения реальности хозяйственных операций подлежит регистрации в органах государственной налоговой службы (как инициатора, так и исполнителя);
Материалы встречной сверки направляются в орган налоговой службы (инициатора).

ГНИ-Ответчик, получив при проверке от клиента данные о поставках товаров «фиктивным поставщиком», имея сомнения относительно подтверждения реальности хозяйственных операций, не направил запроса ОГНИ о встречной сверке и такая сверка не произведена.

В результате этого не обеспечено получение от «фиктивного поставщика», информации и ее документального подтверждения об имеющихся у него условиях для хозяйственной деятельности, подрядчиков на логистические, транспортные, учетные работы/услуги, а также документов на опровержение предположений о разногласиях задекларированных показателей налогового кредита и налоговых обязательств.

Поставка товара клиенту осуществлялась транспортными средствами «фиктивного поставщика и за его счет по условиям договора.
Документы на отгрузку и транспортировку товара составлялись поставщиком.

В материалах дела есть расходные, налоговые, товарно-транспортные накладные, подтверждающие поставки «фиктивным поставщиком» клиенту и опровергают выводы ГНИ. На основании указанных фактов обжалования налогового уведомления-решения последнее подлежит отмене судом.

6. Вывод ГНИ о невозможности поставок товара «фиктивным поставщиком» клиенту из-за наличия в БД 1-ДФ на этом предприятии всего 2-х работников по основному месту работы, является безосновательным.

Так, выполнение/оказание логистических, погрузочно-разгрузочных, транспортных и других работ/услуг для предприятия может обеспечиваться сторонними физическими или юридическими лицами — подрядчиками, которые не являются его сотрудниками.
Сведения о таких подрядчиках в БД 1-ДФ не включаются.

Так как ГНИ-Ответчик не запрашивал встречной сверки с «фиктивным поставщиком», при которой можно было подтвердить вид, объем, качество, реальность хозяйственных операций с клиентом, то вывод о невозможности поставок товара «фиктивным поставщиком» из-за малочисленности его работников безоснователен.

На опровержение указанного вывода ГНИ свидетельствует также приложение 5 к налоговой декларации по НДС «фиктивного поставщика» за март 2011 года, предоставленной ОГНИ.
В Расшифровке налогового кредита в разрезе контрагентов «фиктивного поставщика» в приложении 5 указано 29 контрагентов, у которых этот поставщик приобретал товары и работы, которые дают право на формирование налогового кредита.
На основании указанных фактов обжалования налогового уведомления-решения последнее подлежит отмене судом.

7. «Фиктивным поставщиком» включено в налоговые обязательства за март 2011 г. НДС 4 053 981,99 грн. по выданным клиенту налоговым накладным.
Действующее налоговое уведомление-решение об их уменьшение со стороны налогового органа отсутствует.

Указанное свидетельствует о невозможности уменьшения налогового кредита клиента на НДС по налоговым накладным «фиктивного поставщика», ибо в противном случае возникнет двойное налогообложение одних и тех же операций — у поставщика и клиента.

На основании указанных фактов обжалования налогового уведомления-решения последнее подлежит отмене судом.

Дополнительно из практики обжалования налоговых уведомлений-решений читайте здесь,  здесь,  здесь,  здесь и на «Форуме Юридического бюро Писаренко».

В статье есть тезисы по вопросам: обжалование налогового уведомления-решения; подтверждение реальности хозяйственных операций; фиктивное предприятие; налоговый адвокат; юрист по налогам.

Писаренко Александр Алексеевич, владелец бюро, налоговый адвокат, магистр бизнес администрирования.

Тел. +38 (044) 270 60 46
E-mail: info@fides.com.ua